Путин и его снисходительные чехи

Владимир Путин на саммите Россия – Европейский союз в Брюсселе. Фото с места событий

Если бы сегодняшнее вмешательство России на Украине пришлось на время после распада советского блока в 90-е годы, скорее всего, чешская общественность была бы массово против России. И сегодня многие чехи хотят более жесткой реакции в отношении президента России Путина и приравнивают его шаги к вторжению в августе 1968 года, или даже к давлению Гитлера на Чехословакию в 1938 году. Однако в социальных сетях и дискуссиях в интернете встречаются те, кто понимает Путина.

Историческую параллель «Украина — демократическая Чехословакия» действительно едва ли можно провести. Участие людей крайне правых и националистических взглядов в новом режиме на Украине неоспоримо, хотя российская государственная пропаганда и преувеличивает их роль. Однако при взгляде на чехов, защищающих Путина, у непредвзятого наблюдателя возникнет принципиальный вопрос: одинаковые ли критерии применяют эти люди? Почему они выискивают каждую деталь, чтобы доказать опасность, исходящую от крайне правых на Украине, а на Путина смотрят снисходительно?

Если когда-то и можно было надеяться, что Путин хочет строить демократию сверху, потому что в России иначе нельзя, сегодня это убеждение крайне спорно. В стране задерживают людей за участие в мирных демонстрациях, в воскресенье полиция задержала десятки людей, выступавших за мир на Украине. Критически настроенные СМИ уже давно сталкиваются с давлением, суд на основании «закона против пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» осудил журналиста, цитировавшего в статье учителя, уволенного за то, что он гей. Путин при поддержке местной православной церкви создает образ режима как альтернативы «прогнившему Западу». И именно такая Россия сегодня нападает на суверенитет и территориальную целостность Украины.

Почему часть чехов этого не видит или видеть не хочет? Ведь Россия — не демократическое государство, стоящее на страже свободы. Не говоря уже о том, что существуют и другие проблемы: например, взятки в судебной системе или состояние здравоохранения. В России, несмотря на нашу критику собственной страны, гораздо хуже, чем в Чехии.

Очевидно, просто неким традиционным пророссийским славянофильством или ностальгией по жизни в советском блоке здесь не все не объяснить, хотя всё это, пожалуй, играет свою роль в чешской снисходительности к Путину. Определенная часть общества, Вацлав Клаус и его сторонники по каким-то своим причинам главным злом современности считают Европейский Союз. И если новый украинский режим хочет сотрудничать с ЕС, а Путин — против этого режима, то с этой точки зрения Путин может стать их союзником.

Однако вполне возможно, есть и другие причины. За некоторыми высказываниями, защищающими шаги российского режима на Украине, можно почувствовать некое противостояние мейнстриму, несогласие с официальной трактовкой, преобладающей в СМИ. Кто-то так поступает главным образом для того, чтобы вызвать к себе интерес. Но можно говорить и о более глубоких взаимосвязях в чешском обществе. Путина и Россию долго критиковали, предупреждая о возможной опасности, чешские правоцентристские политики и так или иначе разделяющие их взгляды публицисты и интеллектуалы. И именно эту власть сегодня многие обвиняют в ухудшении экономической ситуации за последние годы и в уровне коррупции. Если еще добавить перемены в СМИ, возможность найти в интернете многочисленные так называемые альтернативные — хотя порой и сомнительные источники информации — получится коктейль, в котором недовольство многими элементами режима, наставшего после бархатной революции, проявляется именно в этом снисходительном отношении к Путину.

Несогласие с официальным течением частично можно понять. Но питать из-за этого иллюзиии по поводу России Путина — жестокая ошибка.

Инвестиции в Украину

Люди у здания Верховной Рады в Киеве

Пожалуй, в связи с кризисом на Украине чаще всего говорят о том, что теперь все зависит от украинцев, от того, как они разрешат ситуацию, какой путь выберут. Так говорит и Москва, и Брюссель. Такие слова звучат из Вашингтона. Но всем ясно, что после провозглашения независимости Украины в 1991 году игра идет за то, в какую сторону склонится страна. И окружающий мир с тех пор никогда не бездействовал.

Интересы и предложение России нам известны. Без Украины у президента Путина распадается его неосоветский концепт Евразийского союза, и, помимо инструментов экономического шантажа, теперь на столе лежат готовые 15 миллиардов долларов, в которых Киев отчаянно нуждается. Если он будет вести себя разумно, он их сразу получит.

С интересами и предложением второй стороны, Европейского Союза и США, сложнее. Вашингтон был активным в 90-е годы, когда в Украине он видел продолжение успешных изменений в режимах стран Вышеграда. Американцы в том числе значительно повлияли на форму новой украинской конституции. Что было использовано в конце 2004 года, когда Верховный суд Украины отменил результаты фальсифицированных Виктором Януковичем президентских выборов. Последующее развитие событий, когда новое руководство Украины не реализовало свой демократический потенциал, принесло охлаждение интереса со стороны американцев.

Эстафету, конечно, перенял ЕС, который в рамках своей программы Восточного партнерства в ноябре прошлого года привел Украину на порог подписания договора об ассоциации. Но в итоге Янукович отказался парафировать документ и таким образом положил начало нынешнему кризису. Для ЕС это было тяжелое поражение, но в то же время именно так появилась возможность теперь сравнять счет.

Несмотря на возобновившуюся активность Белого дома, который потратил силы на переговоры в кризис и который хочет использовать свой сильный голос в Международном валютном фонде в случае кредита для Украины, очевидно, что основная ответственность лежит на Брюсселе. До подписания договора об ассоциации ЕС не хотел продлевать свое предложение по перспективам членства, и для оказания финансовой помощи был поставлен ряд условий. Теперь ситуация гораздо сложнее. Украине требуется больше денег, а возможное членство в ЕС кажется опасной бессмыслицей.

Газовая революция в тени Евромайдана и Сочи

Газокомпрессорная станция

Когда все взоры направлены на киевский Евромайдан и российский олимпийский Сочи, незаметными могут пройти некоторые события, которые для Центральной Европы гораздо важнее, чем актуальное состояние баррикад в Киеве и число медалей и недоделанных номеров гостиниц в субтропиках, где проходит зимняя Олимпиада.
Несколько неприметных новостей показывают, что попытки Польши ограничить свою зависимость от капризов российских поставок газа, несмотря на нестабильность на Украине, в этом году принесут принципиальные результаты.

Первого апреля до сих пор только перекачивающая немецко-польская пограничная станция в городе Мальнов газопровода «Ямал» превратится в место, где можно будет поворачивать поток газа в зависимости от потребностей. Так, газ будет идти не только с востока на запад, как до сих пор, но и с запада на восток, если понадобится. Таким образом, можно будет говорить о втором прямом польско-немецком газовом соединении. Аукцион на первые поставки должен пройти 24-го февраля. Это первое соединение в Лясуве в этом году также будет значительно расширено.

И хотя со стороны Германии за газопровод до Мальнова отвечает компания GASCADE Gastransport GmbH, совместное предприятие немецкого концерна BASF и российского Газпрома, она должна руководствоваться правилами Европейского Союза.

Слепая пальба по Олимпиаде

Патруль на территории спортивного комплекса в Адлере

Американцы, как известно, патриоты, и форма их спортсменов для предстоящих Олимпийских игр в Сочи это наглядно демонстрирует. Свитера, которые для олимпийской сборной придумал Ральф Лорен (Ralph Lauren), выглядят так, будто спортсмены накинули на себя флаг США — звезды и полосы повсюду.

Сложно представить, что члены американской сборной могут выполнить рекомендации своего руководства — стараться за пределами спортивных арен Сочи не привлекать внимания своей формой, лучше всего — прикрыть ее. Это предупреждение, вызванное опасениями в связи с безопасностью, отражает огромные сомнения мировой общественности относительно Олимпиады в Сочи. Не редки и призывы вообще не проводить Олимпиаду в Сочи. Причем, помимо разговоров о террористических угрозах многие отмечают, что о спорте речь уже вообще не идет, что Олимпиада — это огромный коммерческий цирк. Но оба эти аргумента бьют мимо.

Для террористов Олимпиада — конечно, исключительная возможность обратить на себя внимание. Но такой возможностью может быть нью-йоркское или пражское метро или любое другое крупное мероприятие (спортивное, культурное, политическое), за которым следит весь мир. Да, Сочи должен стать витриной режима Владимира Путина, но все равно, если говорить об угрозе терроризма, проблема не в Олимпиаде, а в терроризме.

Несогласие с политикой Путина можно выразить, например, отказом политиков самого высокого уровня участвовать в церемонии открытия Игр. От чешской стороны, например, было бы вполне достаточно (и, на самом деле, просто логично) присутствия посла в России Владимира Ремека (Vladimír Remеk). Но сейчас глупо злорадствовать по поводу того, что «Олимпиаде Путина» угрожает терроризм. Ведь если мы отвернемся и отойдем в сторону от этой угрозы в Сочи, мы начнем уступать ей везде и будем жить так, как хотят террористы, — в постоянном страхе.

Что до коммерциализации, то если бы мы требовали от Олимпийских игр соблюдения пафоса любительского подхода и лозунга, что главное — не победа, а участие, Олимпиаду, действительно, пришлось бы отменить. И что бы тогда было? Вскоре появилось бы новое мероприятие, например, «Планетарные игры». Эта мысль может показаться поверхностной, но однозначным подтверждением осмысленности Олимпиады является сам спрос мировой общественности. Человечество, наверное, несовершенно — оно требует хлеба и зрелищ. И Олимпиада в этом не виновата.

Эксперимент Кремля с почти свободными выборами удался

Митинг сторонников Алексея Навального на Болотной площади

«Вчера мы поняли, что можем победить. Теперь мы должны понять, можем ли мы свою победу защитить», - заявил в понедельник блогер, борец с коррупцией, а сегодня и значимый политик Алексей Навальный. За день до этого он совершил невозможное.

На выборах мэра Москвы Навальный получил 27,24% голосов, хотя еще в пятницу человек из его штаба говорил мне, что, согласно их собственным исследованиях, они получат максимум 16%. В начале кампании Алексея Навального поддерживали 6% избирателей.

Теперь Навальный ставит под сомнение победу нынешнего мэра столицы Сергея Собянина, который, по официальным данным, получил 51,37% и таким образом защитил свой пост сразу в первом туре. Это тоже удивительно, если учесть, что еще в июне Собянина поддерживали 78% москвичей. Но Навальный утверждает, что на самом деле голосов у действующего мэра было еще меньше, поэтому должен быть второй тур.

Навальный обвиняет штаб Сергея Собянина в фальсификации результатов голосования в больницах и других учреждениях, а также во время выездного голосования. Если не будет второго тура, блогер призывает своих сторонников выйти на улицы.

Честно говоря, мне все это кажется чистой неблагодарностью. Конечно, можно посмеяться над тем, что за Собянина проголосовали 95% избирателей из психиатрической больницы № 35. Или огорчиться из-за того, что пожилые люди, попросившие избирательную комиссию прийти к ним домой, за два дня до выборов получили от мэрии подарочные наборы.