Велопробег Пльзень-Африка. 18 тыс. км в одиночку

Даниэл Соутнер, фото: Aрхив Даниэла Соутнера Даниэл Соутнер, фото: Aрхив Даниэла Соутнера

Так называют это место потому, что на храмовой решетке собораизображенангел – якобы стоит к нему прикоснуться, и ваши желания исполнятся. Что подтолкнуло Даниэла отправиться, да еще и в одиночку, в такойрискованный путь?

Фото: Aрхив Даниэла Соутнера Фото: Aрхив Даниэла Соутнера – Наш кружок скаутов называется Калахари, вот мы и подумали, чтокто-тоиз нас просто должен побывать в этой пустыне Южной Африки. Я такжеявляюсьчленом объединения Plzeň na kole («Пльзень на велосипеде»). Мне нравитсявелосипедный спорт, но до этого я никогда не преодолевал особо длинныхрасстояний и решил – надо попробовать.

Ко всему этому у меня сидячаяработа, долгое время я занимался исследованиями искусственногоинтеллекта. Поэтому я решил, что таким образом мог бы несколько месяцевот работы отдохнуть,

– рассказывает в интервью «Чешскому Радио» Даниэл Соутнер.

– Известно, что вы делали перерывы – сколько в среднем километров вамудавалось преодолевать в день, подвергая позвоночник,суставы, локтевые сгибы большой нагрузке?

Фото: Aрхив Даниэла Соутнера Фото: Aрхив Даниэла Соутнера – Я не особо тщательно следил за тем, сколько точно мне удаетсяпреодолеть за день, однако в среднем это были две тысячи километров вмесяц. Достаточно длинное расстояние для подобных велопоходов и,скажем, что я отношусь к числу тех, кто преодолевает подобныерасстояния, проходя маршруты по Африке или другим континентам, заболее короткое время, так как многие другие ограничиваются тысячейкилометров за месяц. В целом я проехал 18 тысяч километров.

Тут самое время представить верного железного коня нашегособеседника, названного им Тондой. На него Даниэл навьючил 30 кг,основное походное снаряжение в велосумках. В голове у нашегособеседника был лишь приблизительный план велопохода, оставлявшийпредостаточно места для импровизаций, а также для ознакомления скультурой и историей попутных стран и городов.

В Африке без импровизаций не обойтись

Фото: Aрхив Даниэла Соутнера Фото: Aрхив Даниэла Соутнера – В Африке неустанно приходится импровизировать, так как изизначальных планов у путешественника остается не так уже много. Этотконтинент умеет удивлять, а сами африканцы в большой степени наделеныдаром импровизации. Я, например, встретил местного мотоциклиста.Далеко от его деревни у него порвалась цепь на мотоцикле, что можетповредить картер или другие части. У меня с собой были лишь маленькиещипцы для быстрого ремонта звеньев велоцепи, но мы вместе с ним – онловко орудовал найденным камнем, наконец отремонтировали егомотоцикл. Это одна из таких африканских импровизаций.

Велосипедиста, первый отрезок пути которого пролегал до Испании, апотом до Марокко, ожидала встреча с Сеутой, городом, окруженнымкрепостной стеной и расположенным на семи холмах напротив Гибралтара,но уже на другом континенте.

- Прибытие в Африку сопровождалось острыми ощущениями. В Сеуте,испанском анклаве на северном побережье Африки, человексталкивается совершенно с другой культурой и с теми, кто бежит вЕвропу. Там стоят два высоких забора, беженцы ищут, как их перелезть илиобойти преграды.

Школа путешествий без комфорта

Фото: Aрхив Даниэла Соутнера Фото: Aрхив Даниэла Соутнера Даниэл ехал по пустыне, блуждал по сенегальскому Дакару. В одном изнациональных парков, где не разрешается ни ходить пешком, ни ездить навелосипеде, остановил автобус.

– Вообще если говорить о пересечении Сахары, это возможно лишь в двухместах – на западе Сахары, вдоль побережья, и рядом с Нилом в Египте.Есть, конечно, и другие места, однако они гораздо сложнее преодолимы.

Одно из самых сильных впечатлений Даниэла связано с Мали.

– У этой страны – особая душа. Я до сих пор не знаю, как это описать, этонадо почувствовать, непосредственно находясь там. Одна из проблем, которую мне приходилось решать в пути, касалась того,как избежать необходимости пересечения территории Нигерии или другихгосударств, из-за сложной политической ситуации в этих государствахили необходимости оформления визы. Или языковой барьер – впортугалоязычной Aнголе я договаривался с помощью рук,

– смеется Даниэл Соутнер, путешествовавший по Африке безвелосипедного шлема. Ему он предпочитал головной убор в виде платка,как его носят местные жители.