Воспринимать Россию как часть европейского пространства

Марек Пршигода, Жанна Немцова и Александр Морозов, фото: Катерина АйзпурвитМарек Пршигода, Жанна Немцова и Александр Морозов, фото: Катерина Айзпурвит«Еще полтора года назад я не думала, что это возможно, но это оказалосьвозможным, в первую очередь, благодаря Карлову университету, благодарявашей смелости и людям, которые поддержали создание Центра – обадиректора – Марек Пршигода и Александр Морозов, куратор, профессор ВШЭЕлена Лукьянова, Ольга Шорина, немного я… Пока мы только открыли Центр,но я надеюсь, что мы будем активно и продуктивно работать», – сказала всвоем вступительном слове Жанна Немцова, журналистка канала «Немецкаяволн», приехавшая в Прагу из Бонна.

Она считает, что академическийхарактер центра не противоречит образу Немцова как политика,поскольку он был также и ученым-физиком, который «умел простымисловами объяснять сложные вещи».

Один из двух директоров центра историк Марек Пршигода, сообщил, чтопереговоры о создании центра длились около полутора лет. Наконец, вноябре 2017 г. был издан указ декана «Статут Академического центра имениБориса Немцова для изучения России философского факультета Карловауниверситета». В декабре его единогласно одобрил Академический сенатфакультета. 17 января 2018 г. был подписан договор между Фондом БорисаНемцова и философским факультетом.

Чем конкретно будет заниматься Центр? «Мы определили шестьнаправлений: ситуация в российском обществе в зеркале современнойкультуры, образ будущего у граждан России, анализ гражданскихпротестов в России, модели коллективной культурной памяти России,феномен русской эмиграции в Праге, не только межвоенной, но исовременной, ее ценности и связь с чешским обществом. Последнее, что яхотел бы особо подчеркнуть – европейские ценности как формирующийфактор идентичности в России и на постсоветском пространстве иизучение этого феномена в историческом контексте.

Марек Пршигода, фото: Карлов университетМарек Пршигода, фото: Карлов университетОчень часто здесь звучит слово «европейский», «европейские ценности».Наша цель – воспринимать Россию как часть европейского пространства,в том числе политического, смотреть на нее глазами европейца.Разумеется, мы не против других взглядов и концепций, но основная мысльсостоит в том, что Россия – европейская держава. Если вы следите засовременной российской публицистикой, то должны были заметить, чтосегодня это звучит уже как крамольная мысль. Направление моей научнойдеятельности на факультете – Московское царство, которое иногданазывают периодом отторжения Европы. Однако даже в моменты самойжесткой полемики и отрицания западных церквей у их противников не былоальтернативы поиску корней государственности и духовности как тольков европейском пространстве.

Конечно, нам могут сказать, что Московская Русь – это слишком давниевремена, могут упрекать в том, что мы пользуемся слишком расплывчатымипонятиями как «европейские ценности», «европейская Россия». ОднакоЕвропа – очень разнообразна... Существуют два основных правила. Первыйпринцип «европейскости» России – это права человека, права, которымчеловек обладает вне зависимости от возраста, образования,имущественного положения, отношения к Богу. Второй принцип состоит втом, что гражданин и его жизнь выше государственных интересов, то естьнельзя действовать гражданами и их правами во имя державных интересов.И в этом будет заключаться наш подход к современной России», – сказал всвоем выступлении Марек Пршигода.

Канал YouTube и летняя школа журналистики

Центр будет работать как автономная часть философского факультета. Вего планах – привлечение специалистов из чешской академической средыи из-за рубежа. Центр планирует проводить семинары, открытьсобственный канал YouTube. На 2019 г. запланировано проведение научнойконференции, а в текущем году в Праге открывается летняя школажурналистики и социо-культурных исследований для молодых журналистови интеллектуалов, в которую уже принимаются заявки.Результаты своей деятельности Центр планирует представлять и в СМИ, ив других университетах, как в Европе, так и в России. Важнойсоставляющей Марек Пршигода назвал долгосрочные проекты, изданиеколлективных монографий. Руководство Центра также хотело бы провестив Праге Форум Бориса Немцова, который обычно проходит в Германии.

Александр Морозов, фото: Эва ТуречковаАлександр Морозов, фото: Эва ТуречковаВторой содиректор Центра – российский политолог Александр Морозовответил на несколько вопросов «Радио Прага».

– Жанна Немцова объяснила выбор Праги для создания центра тем что «онаближе к России, чем Бонн», однако то же самое можно сказать о многихдругих городах. Почему все же именно Прага?

– Прага традиционно является центром исследований в областиславистики, и сама славистика появилась в XIX веке в кругах чешскихинтеллектуалов. Свою роль сыграли и уже сложившиеся у нас научныеконтакты: Институт восточноевропейских исследований Карловауниверситета давно хотел создать центр российских исследований ихотел найти партнера, которым и оказался немецкий Фонд Бориса Немцова.

– Не идет ли речь о гуманитарной эмиграции, поскольку вы создаетегуманитарную площадку за пределами России?

– Думаю, на это нужно смотреть иначе. Сейчас многие российские ученыеактивно ищут кафедры в Европе, проекты, уезжают, чтобы избежать тогодавления, которое присутствует в России. Однако многие продолжаютработать дома. Я считаю, что те, кто работает в России и те, кто живет заграницей, составляют единую сеть, и сохраняется возможность обмена,сотрудничества, и мы хотим, чтобы пражская площадка их объединяла.

Жанна Немцова, фото: Катерина АйзпурвитЖанна Немцова, фото: Катерина Айзпурвит– Вам не кажется, что это – бег по кругу? В 1920-е годы здесь тоже быласвоего рода «площадка» – русские интеллектуалы в пражских кафеобсуждали судьбы России, а Россия, где была, там и остается.

– Все чешские политики, ученые в связи с нашим проектом вспоминалимежвоенную «Русскую акцию» Масарика – беспрецедентную акцию помощигуманитариям и интеллектуалам. Действительно, аналогия тут есть.

– С исторической точки зрения такая повторяемость не внушаетоптимизма.

– Конечно, у нас уже нет иллюзий, и мы не можем рассчитывать, чтополитическая ситуация в России будет быстро меняться в какую-то другуюсторону.Я надеюсь только на одно – молодое российской поколение должно само для себя выработать представление о достоинстве, о свободе человека, о личной ответственности и взять на себя ответственность за будущее страны. Мы можем лишь немного помочь как специалисты в области СМИ, люди академической среды, философы.

Фото: Катерина АйзпурвитФото: Катерина Айзпурвит– Менее месяца назад в Чехии прошли президентские выборы, на которых с небольшим отрывом победил Милош Земан, которого считают самым близким к Путину европейским политиком. Несмотря на то что Чехия – парламентская республика, и полномочия президента весьма ограничены, это свидетельствует об определенном состоянии общественного мнения – хотя о связи Земана с Кремлем неоднократно упоминалось, это существенно не повлияло на выбор избирателей. Вы не пожалели, что открываете центр именно в Чехии?

– Я считаю, что славистика и русистика – гораздо важнее и глубже текущей политической ситуации. В демократических странах ситуация меняется, а академические структуры действуют десятилетиями и даже столетиями. Конечно, в чешском обществе существует серьезный раскол, который и отразился в этих выборах. Однако тут нужно подчеркнуть, что это были конкурентные выборы. Что мы тут можем говорить, глядя из России, где конкурентных выборов нет уже более 20 лет? Мы хотим восстановления конкурентности – пусть даже подчас побеждает не тот кандидат, которого мы сами хотим видеть. Думаю, что чешское общество справится с тем вызовом, который стоит перед чешской демократией. И, конечно, мы хотим, чтобы сохранялся европейский климат доверия, в том числе и в повседневной жизни.

– Центр Бориса Немцова будет отмечать полувековую годовщину вторжения в Чехословакию 1968 года?

– Да, мы обсуждали, что в этом году отмечается 50-летия важных событий – и Пражской весны, и вторжения, и одновременно студенческой революции в Париже. 1968 год в целом изменил и европейскую, и советскую историю – это и история погибшей «оттепели», и наступление нормализации, которая шла не только в чехословацком, но и в советском обществе. Сейчас появилось много интересных российских и чешских исследований нормализации и брежневской эпохи, и я думаю, что осенью мы эти даты как-то отметим.